clemans_mm
Однажды утром и Вас любовь наполнит.
Приятно занять первое место, когда совершенно не помнишь канон и не смотрел аниме\не читал мангу уже почти пять лет :nechto:



Название: DIE YOUNG STAY PRETTY
Автор: clemans_mm
Пейринг | Персонажи: Дейдара|Гаара
Тип: джен, пре-слэш
Рейтинг: PG-13
Жанр: психология, ангст, эксперимент, songfic
Количество слов: 1389
Дисклеймер: все права на фэндом и персонажей принадлежат Масаси Кисимото
Вытянутый персонаж: Дейдара
Саммари: "Гаара поворачивает голову и понимает, что этим ограничиваются все его способности. Никого, кроме них двоих – насколько он может судить в своём положении – поблизости нет".
Авторские примечания: OOC. А вообще, во всём виноват алкоголь...
Размещение: с разрешения автора

Why won't you die?
Your blood in mine...
We'll be fine...
Then your body will be mine
© Linkin Park - "System"



Boom.
Льётся жидкость.
Boom.
Тяжёлый вздох.
Boom.

Сквозь ритмичный грохот взрывов откуда-то извне пробиваются редкие звуки.
Гаара открывает глаза и ловит ртом воздух.
Это бьётся его сердце.

- Святое дерьмо!..

Длинные пальцы с короткими чёрными ногтями в футе от его лица пытаются поймать падающую бутылку.
Звон разбившегося о камни стекла отдаётся в голове Гаары отвратительной какофонией.
Через мгновение тёплая жидкость касается его щеки, а в нос ударяет резкий запах алкоголя.

- Твою ж мать! Она была почти полная!..

Boom-boom-boom-boom-boom. Осознание заставляет сердце стучать в два раза чаще.
До пробуждения, пребывая на закоулках сознания в единении со своим внутренним монстром, Гаара переживал всё, что происходило с ним в реальности: он чувствовал тупую ноющую боль в теле и тяжесть на душе, как будто вернулись старые муки совести; он прекрасно понимал, что его куда-то везут, потому что песок, поднятый ветром, нещадно хлестал лицо и норовил залететь в рот, но возвращение из сна к реальности на мгновение всё-таки вызывает у него острый приступ страха.

- Утро доброе, - раздаётся знакомый голос. - Из-за вас я пролил саке.

Boom. Сердцебиение приходит в норму.
Гаара поворачивает голову и понимает, что этим ограничиваются все его способности.
Его глаза быстро привыкают к темноте, и, щурясь, он рассматривает своего похитителя: светлые волосы спадают тому на плечи и закрывают левый глаз, кожа при лунном свете кажется бледнее, чем есть на самом деле, кое-где на ней краснеют царапины; чёрный плащ изрядно потрёпан и покрыт пылью. Никого, кроме них двоих – насколько может судить Гаара в своём положении – поблизости нет.

Дейдара салютует ему двумя пальцами и присаживается рядом на корточки.

- У нас тут небольшой привал, Казекаге, - поясняет он, обводя здоровой рукой местность вокруг. - А я тут пытаюсь слегка унять боль. Хотя как её унять, если левой руки-то нет?

Тонкие губы растягиваются в не сулящую ничего хорошего ухмылку.

- Кстати, её нет благодаря вашим стараниям, Казекаге. Надеюсь, вы не думаете, что я обвиняю в этом вас? На самом деле я очень удивлён тем, что вы пришли в себя, и, более того, рад этому. Нам обоим нужно как-то снять напряжение, так сказать, начать отношения с нуля, как думаете?

Дейдара расстёгивает плащ и выуживает из-под него сумку, продолжая рассуждать:

- А что лучше всего побуждает к общению?

Покопавшись внутри, он достает на замену разбившейся четырёхгранной бутылке из зелёного стекла такую же другую.

- Думаю, вы не прочь сыграть в небольшую игру, м? Делать-то всё равно нечего.

Ладонь с раскрытым ртом откупоривает саке. Дейдара проделывает это так ловко, будто всю жизнь пользуется лишь ею одной. Волна отвращения буквально захлёстывает Гаару, он отворачивается и смотрит на небо.

Ему ещё не приходилось видеть над Суной столь яркие звёзды.

- Эй, повернитесь ко мне! - чужая ладонь резко разворачивает его лицо в исходное положение. - Это не вежливо, между прочим, - с игривым упрёком добавляет Дейдара.

Гаара стискивает зубы и встречается взглядом со смеющимися льдисто-голубыми глазами.

- Правила просты: я задаю вопрос, на который вы отвечаете "да" или "нет". Если ответ "да" - пьёте вы, если "нет" – пью я.

Дейдара садится поудобнее, зажимая саке между колен, заправляет освободившейся рукой за ухо чёлку, дабы было удобнее пить, делает пробный глоток и выносит вердикт:

- Ещё тёплое. Итак, - он в притворной вежливости поднимает бутылку в тосте, - вы когда-нибудь убивали, Гаара Песчаный?

Он заливается гортанным смехом, не дожидаясь ответа.

Гаара молча смотрит в лицо противника. Ненависть и ярость сверхновой вспыхивают в его груди, но он старается сдержать их, зная, что ничего не сможет сделать. Он заложник, нужно смириться с этим.

- Молчание - знак согласия, Казекаге. Я считаю его за утвердительный ответ.

Он подносит горлышко к губам Гаары, но тот плотно сжимает их.

- Какого чёрта вы, песчанники, такие зануды? – неожиданно раздражается Дейдара и повышает голос, его брови в гневе смыкаются на переносице. - Мне одного из вашей деревни итак хватает по горло. Ну почему мне не мог достаться кто-нибудь поразговорчивей?

Отступник из Ивагакуре вздыхает полной грудью и устало прикрывает глаза.

- Окей. Раз вы отказываетесь меня спрашивать, то вопрос автоматически адресуется мне. Убивал ли я?..

Дейдара пьёт, всё это время глядя в глаза своего заложника. Вновь заговорив, он принимается задумчиво растягивать слова:

- Что ж… чего бы ещё такого спросить? Казекаге, вы вообще хоть раз пили? Похоже, что нет. Не волнуйтесь, я выпью за вас! – воодушевлённо добавляет он, изображая на лице обаятельную улыбку.

Дейдара делает несколько глотков; его кадык размеренно двигается вверх-вниз.

- Любили ли вы кого-нибудь, Казекаге?

Гаара не отвечает. Он весь вспотел, у него чешется нос и болит спина – в заточение мелочи, которые при других обстоятельствах он даже не заметил бы, приковывают к себе всё внимание.

- Вы молчите? Любили? Верится с трудом. Глупо выставлять себя тем, кем не являешься, – Дейдара скалится белозубой улыбкой, но через секунду его лицо искривляет театральная обида. – Или вы хотите войти ко мне в доверие, подружиться, а затем предать? Напускаете на себя таинственность – девушки, кстати, клюют на это. Вся беда в том, что подобным меня не подкупить.

Тишину ночи вновь нарушает негромкий заразительный смех. Дейдара не подносит алкоголь к Гааре и сам не пьёт.

- Между прочим, перед тем, как появиться в Суне, наша скромная команда собрала о вас и вашей семье много информации. Можно личный вопрос? – он замолкает, выжидая. - Как поживает ваша мать?

Гаара испытывает острое желание сжать кулаки. Считает до пяти, но гнев не утихает.

- Чёрт возьми, прошу прощения! Совсем забыл, идиот, что она давным-давно мертва. Приношу свои искренние извинения, я скорблю о вашей утрате, бла-бла-бла и всё такое.

«Абстрагируйся от него», - мысленно говорит себе Гаара.

- А вас самого любили когда-нибудь? Отец, мать? Как думаете, после всего того, что вы сделали, будучи ребёнком, сестра и брат продолжают испытывать к вам какие-либо нежные чувства? Или, быть может, вам для счастья достаточно наигранных улыбок подчиненных, а, Казекаге-сама?

Переполняющая Гаару злость, не получая выхода, так и рвётся наружу. «Он может заставить меня слышать, но не слушать, - думает он. – Смотреть, но не видеть».

- Вы выпьете?

Вдобавок ко всему, воображение рисует Гааре отвратительные мысли: что, если его похищение – это часть плана нападения на Суну? Что тогда случится с её жителями, с Темари, с Канкуро? Беспомощное положение вызывает у его монстра клокочущую и кипящую в глубине души ярость, отчаяние вовсю напоминает о себе.

Дейдара обращается к нему без признаков насмешки или неприязни:

- А вы отличный собеседник - много не пьёте, а неразговорчивость не такой уж и минус. Люблю, когда меня слушают.

Он говорит что-то ещё – спрашивает про женщин, болтает об искусстве, доверии и о своей руке. В конце концов, когда саке уже плещется в дюйме от дна бутылки, он задаёт новый вопрос:

- Как бы вы хотели умереть, Казекаге-сама?

Гаара отворачивается. Не без труда ему удаётся разглядеть, как небо на востоке прорезают розовые полосы рассвета.

«Рассвета, который мне не суждено увидеть».

- Я считаю, что такой ниндзя, как вы, - продолжает его похититель, - заслуживает быстрой и лёгкой смерти. Жаль, что не в моих полномочиях распоряжаться жизнью Джинчурики. А знаете, как бы мне хотелось умереть? Не горю желанием влачить жалкое существование в старческом теле. Я хочу умереть с девушкой – желательно шатенкой с идеальной талией - сидящей на мне верхом, и, чтобы, как только моё сердце остановилось – весь мир тоже остановился, а ещё лучше – полыхнул и разорвался на части. Эгоистично, как считаете, м? Пожалуй, так и есть. – Дейдара придаёт своему лицу мученическое выражение. – Можно, как вариант, погибнуть в битве – это куда серьёзней.

Он придвигается ближе к Гааре и склоняется над ним. От Дейдары разит алкоголем, но выглядит он абсолютно трезвым.

- Вы должны выпить, Казекаге. Таковы правила.

Несколько мгновений они, не отрываясь, смотрят друг другу в глаза; волосы Дейдары касаются щеки Гаары.

- Как по мне - лучше умереть рано и остаться в памяти других вечно молодым и полным сил.

Он допивает остаток напитка, но не глотает.

Неожиданно Дейдара сжимает руку в кулак и наносит своему пленнику удар в живот. Гаара вскрикивает от боли, жадно хватая ртом воздух. Он чувствует, но не видит, как губы Дейдары почти касаются его губ, согревая тёплым дыханием, а следом невероятно горячая жидкость обжигает ему нёбо и стекает в горло. Гаара хрипло кашляет, его глотка издаёт булькающие звуки, смешивая саке с кровью.

Дейдара смотрит на это заворожено, его зрачки сужаются до крохотной точки, садистская улыбка смахивает на оскал сумасшедшего. По подбородку Гаары стекает крупная алая капля и падает на песок. Остальное он, превозмогая себя, проглатывает.

Дейдара осторожно вытирает струйку красноватой жидкости с подбородка Пятого Казекаге, затем касается языком своего пальца. Он прикрывает глаза и шепчет:

- Похоже, в этой игре побеждаю я.

@темы: Naruto, фанфикшн, фесты